Еще раз о любви!
Волна, с такой чувственной жадностью, слизывала темный мокрый песок, словно торопилась съесть это шоколадное, итальянское мороженое, как говорили, самое вкусное в мире. Лера даже проглотила слюну и тут же решила,непременно,заказать себе мороженое на десерт.

Маленький ресторанчик своей террасой деликатно откусывал небольшой кусочек пляжа и весёлая волна иногда добегала прямо до его ступенек. Лера любила это место,это море, эту террасу и, когда позволяли дела,непременно приезжала именно сюда.

Здесь, подставляя лицо солоноватому бризу, вдыхая одуряющий аромат из сосново-цветочных запахов, она успокаивалась и вся её московская сумасшедшая жизнь постепенно, как кусочек сахара в стакане горячего чая, растворялась без следа.

Внутри ресторанчика, со смешным названием "Dal mouse", т.е. "От мышки", было просто и как-то, по-домашнему уютно. Полочки со старыми кофейниками, мельницами и фигурками животных, в основном кошек и мышек, столики с кружевными скатертями и чудесный, старинный камин, который в ненастную погоду согревал этот небольшой зал и его посетителей.

А к противоположной стене, как усталый путник, проделавший долгий путь, прислонилось, невесть откуда, взявшееся здесь, пианино. Даже хозяин не мог сказать, сколько ему лет, потому, что купил этот ресторан с ним впридачу.

Но, судя по зеленовато-бронзовым подсвечникам, потертым кофейным бокам и желтовато-ванильным клавишам, лет ему было совсем немало. Но самое поразительное, инструмент играл, держал строй и имел свой голос, немолодой, слегка надтреснутый и глубокий.

Лера сразу дала ему имя, Леонардо. То ли пианино, своими гордыми сединами, напоминало ей Великого Леонардо, виденного на известном портрете, то ли сами буквы этого имени, походили на звуки гаммы, но имя,по мнению Леры, было ему к лицу.

Временами, кто-нибудь из посетителей ресторана открывал тяжёлую крышку, брал пару аккордов или, к удовольствию всех собравшихся, начинал играть. Лере казалось, что Леонардо сам выбирал, кому дать эту возможность, а кому и отказать.

Но, если тебе удалось ему понравиться, то он распахивал твоим рукам свою струнно-молоточковую душу, извлекая из глубины деки, невероятные по красоте, звуки. В этом момент, Лера влюблялась и в Леонардо , и в пианиста.

Когда-то она училась в музыкальной школе, но было это очень давно и с тех пор крышка фортепиано не открылась ни разу, а пианино стояла в углу, скорее, как память о родителях. Её жизнь и её работа не имели с музыкой ничего общего, Лера была адвокатом, хорошим и дорогим, практиковала уголовное право и была востребована богатыми " уголовниками", рискнувшими заниматься бизнесом в России.

Она не выбирала свою судьбу, т.к. её отец, профессор и известный юрист, по книгам которого до сих пор учатся студенты юрфака, даже не рассматривал другого занятия для единственной дочери. И, если, по-началу Лера сопротивлялась воле отца, то потом, уже никогда об этом не жалела.

Лера не была красавицей с глянца,однако, обладала умом, острым и дерзким, что было очень привлекательно для мужчин её окружения, которые непременно попадали под это обаяние. Она всегда добивалась, нужного ей, результата и находила для этого неожиданные решения, за что и ценилась у своих клиентов.

О себе она говорила словами Раневской: " Я никогда не была красива, но всегда была, чертовски, мила", и это, пожалуй, было правдой. Её частые посещения зоны и тюрьмы, для встречи с клиентами, выработали в ней защитный цинизм, который, как-то сам собой, перешёл и в её личную жизнь. Она любила говорить, что была три раза замужем и каждый раз счастливо.

Мужья приходили и уходили из её жизни, не оставляя тяжелых воспоминаний и разбитого сердца. Правда, после одного из них осталась дочь Маруся, однако, это совсем другая история, тем более, что дочь уже давно и удачно была замужем за хорошим, успешным мужем и счастливо жила в Америке с ним и двумя детьми. Виделись они редко, все же расстояние между ними было немалым, но созванивались почти ежедневно,с удовольствием болтая о том, о сём.

Лера никогда не чувствовала себя одинокой или невостребованной, тем более, что стоило ей только захотеть, как тут же образовывался какой-нибудь поклонник со всем набором привычных действий (выставки, концерты, ресторан и вечерняя чашка кофе, ну это уж , как пойдёт). Леру такая жизнь вполне устраивала.

Но, неожиданно, она стала ощущать какой-то липкий, внутренний дискомфорт и , привыкнув разбираться во всем досконально, к своему удивлению, не смогла понять причину этого состояния.

Она стала сентиментальной, как домохозяйка, по выражению своей подруги, роман с очередным поклонником её больше не возбуждал, зато ночью ей снились какие- то странные, почти мистические сны, от которых она просыпалась на мокрой подушке.

Умная подруга посоветовала ей "не рыдать над крыльями, умершей бабочки" и поменять обстановку. Лера вняла мудрому совету и , при любой возможности, улетала в путешествия. Однажды, совершенно случайно, гуляя по пляжу небольшого приморского городка, она и набрела на этот Мышкин ресторанчик и как-то сразу поняла, что теперь есть на Земле место, где ей по-настоящему хорошо.

Звуки фортепиано вывели её из приятной задумчивости. Мелодия, которую наигрывал симпатичный, молодой человек, была ей, кажется, знакома. Леонардо, похоже, благоволил музыканту, потому что звук был какой-то особенный, тёплый и нежный.

Юноша играл для своей юной подруги, которая, облокотившись на пианино, смотрела на него своими темно-ореховыми глазами, не отрываясь. Лера узнала эту мелодию, "История любви" Ф.Лея и улыбнулась, поняв, что это было объяснением в любви.

И тут же, острое чувство зависти больно кольнуло ей сердце и , неожиданно, с удивительной ясностью, пришло, давно забытое, как ей казалось, воспоминание.

Это была та самая мелодия, которую так же трепетно-нежно дарил ей другой юноша, её любимый хулиган - Пашка, в их самый счастливый вечер. Как же давно это было, а может быть и не было? Лера не могла ответить на этот вопрос с уверенностью.

Они учились в параллельных классах, но никогда не обращали внимания друг на друга. Лера, была девочкой скромной и немного стеснительной, хорошо училась, любила читать умные книжки и ходила в музыкальную школу, словом, являлась классическим образцом профессорской дочки.

Пашка же, напротив, был третьим ребёнком у одинокой матери, которая тянула всю семью, работая продавщицей в овощном отделе. Учился он хорошо, когда хотел, но обладая явно авантюрной натурой, вечно попадал в какие-то истории, весело увлекая в них и своих одноклассников. Он, бесспорно, был талантлив, за это ему многое сходило с рук, но, определённо, не знал, что со всем этим делать.

То ли противоположности притягиваются, то ли небеса так решили, но на школьном вечере, перед Новым годом, Пашка, за неимением других партнёрш (остальных быстро разобрали шустрые пацаны), пригласил Леру на медленный танец и оба, почти сразу поняли, что они просто не могут расстаться.

Они старательно скрывали свои чувства, и это делало их любовь таинственной и почти преступной, что делало их сообщниками и только сильнее сближало. Пашка был человеком любознательно-творческим и старался приобщить Леру к своим многочисленным увлечениям, но она боялась его авантюр и, к тому же, училась на подготовительных курсах юрфака МГУ.

Пашка же ,пока ещё, был в процессе принятия решения, попеременно намереваясь быть то актёром, то писателем, то путешественником( обязательно великим), то барабанщиком, то художником. Несмотря на такую непохожесть, их бесконечно тянуло друг к другу и с этим ничего нельзя было поделать.

Они виделись каждый день, но им все равно было мало и в какой-то момент, именно Лера приняла это решение, выпросив у подруги с курса ключи от дачи, в небольшом коттеджном посёлке, недалёко от Москвы.

Ни до, ни после в их жизни никогда больше не было такого беспредельного счастья, как в тот вечер.

Потом они сидели на одном стуле, Пашка играл ей "Историю любви", а она прижималась к нему, боясь разорвать объятия и потерять его или потеряться самой, в затопившем их обоих, чувстве.

Время продолжало сближать их и Лера, кажется, ощущала присутствие любимого каждое мгновение,но никто из них даже не подозревал, как мало этого времени им осталось быть вместе.

Однажды, отец вдруг обнаружил, что его маленькая девочка выросла и встречается с каким-то неизвестным парнем. На следующий день он уже знал о Пашке все, благо возможностей у него хватало.

Эти новости привели его в неописуемую ярость, досталось всем, и матери,и Лере. Жёстким и спокойным тоном, что было ещё страшнее, отец запретил дочери встречаться с сыном продавщицы, красочно описав его и её дальнейшие перспективы.

Видя, что рыдающая дочь не внемлет его словам, он применил жестокий и убийственный аргумент, твёрдо пообещав, посадить Пашку, если она не одумается. Лера знала отца и поняла, что так он и сделает.

Загнанная в угол девочка, просто не могла сопротивляться этой беспощадной силе и смирилась. С этого дня она никогда больше не видела Пашку. А он, не понимая что произошло, пытался ей звонить, караулить у подъезда и даже писать безответные письма, бросая их в почтовый ящик дома, где она жила.

Леру он так и не увидел, потому что в тот же день родители отправили её в другой город, к брату матери. Спустя несколько дней Пашка получил телеграмму: " я тебя не люблю".

Лера запретила себе вспоминать о своей первой любви, но сейчас, помимо её воли, воспоминания накрыли её болезненно-сладостной волной.

Музыканта уже не было, но крышка пианино была открыта, как будто Леонардо с улыбкой в 85 клавиш, приглашал её на свидание.

Лера подошла, взяла несколько звуков и вдруг, ясно поняла, что если она выучит эту мелодию, то вновь обретёт свою, утерянную, первую любовь. Ей казалось, нет, она точно знала, что он обязательно придёт на этот её призыв.

Лера вернулась в Москву и жизнь потекла в своих обычных заботах, но она не забыла, данное себе обещание и жила в счастливом ожидании чуда. Она даже попробовала разыскать Пашку, но слишком много прошло времени и она не знала с чего начинать. Тогда, Лера сказала себе: " Пусть идёт,как идёт".

Однако, её тянуло к любому пианино, чтобы играть свою "Историю любви"и, по-детски, верила, что он услышит и вернётся. То, что раньше было её жизнью (работа, друзья, театры, путешествия), по-прежнему было для неё важно, но не так, как прежде. Она уже понимала, что существует, неизмеримо, большее и была этому знанию рада.

Однажды,бизнес-партнёр пригласил её на закрытую вечеринку, в небольшой ресторан на берегу озера. Ресторан был известен хорошей , итальянской кухней и сразу напомнил любимый " Dal mouse".

Гостей было немного, но Лера знала почти всех и обрадовалась старым знакомым, которые были ей симпатичны. Попивали prosecco и Montepulciano, болтали о всяких пустяках,об интересной выставке в Манеже и смеялись старым анекдотам, которых знал великое множество, гостеприимный хозяин.

Он же сообщил Лере, по большому секрету, что в конце вечера будет сюрприз, живая музыка и танцы, а пока будем играть в фанты, вспомним молодость и " пошалим". Глаза его озорно блестели. Лере достался фант, видимо кто-то подсказал, сыграть что-нибудь на фортепиано, благо, небольшой рояль красиво дополнял старинный интерьер.

Лера не ломалась и даже с удовольствием пошла отрабатывать свой фант. Села, открыла крышку и заиграла " Историю любви", свою историю любви. Теперь, она всегда была с ней. Слушатели были благодарными, а несколько пар даже начали танцевать.

Неожиданно, к ней присоединились звуки томительно- чувственного саксофона, восхитительно, украсив мелодию роскошными блюзовыми красками. Это видимо, пришли обещанные музыканты. Лера продолжала играть, боясь остановиться и разрушить этот нежданный дует.

Ей даже на мгновение показалось, что она сидит на берегу моря, в своём любимом ресторанчике и Леонардо, ласково подкладывает под её пальцы свои ванильные клавиши.

Они, почти, одновременно взяли последний аккорд и музыка медленно, растворилась в вечернем, закатном воздухе. Лера закрыла крышку и обернулась.

На неё,как много лет назад, так же нежно смотрели глаза саксофониста, его глаза. И сейчас, было совсем неважно, как они жили до этой встречи, потому что оба, теперь точно знали, что их история любви никогда не закончится.

Поделитесь в социальных сетях
Made on
Tilda